?

Log in

Воронежские религиозницы - Краеведение Воронежа и Воронежской области [entries|archive|friends|userinfo]
Краеведение и история Воронежа и Воронежск

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Воронежские религиозницы [сент. 29, 2013|12:31 pm]
Краеведение и история Воронежа и Воронежск

kraeved_vrn

[shmulevrn]


«Очень поддержали нас в ту смертельно опасную для нас весну и те примеры душевной стойкости, которые преподали нам наши полуграмотные воронежские религиозницы. В конце апреля того года была пасха. Несмотря на то что именно воронежские всерьез, без туфты, выполняли норму, что на них главным образом и держался производственный план нашего "седьмого километра", Кузен и слушать не стал, когда они начали просить освободить их от работы в первый день праздника.

 — Мы вам, гражданин начальник, эту норму втрое отработаем, только уважьте...

 — Никаких религиозных праздников мы не признаем, и агитацию вы мне тут не ведите! С разводом в лес! И попробуйте только не работать... Это с вами там, в зоне, чикаются, акты составляют да опера тревожат. А я с вами и сам управлюсь... По-рабочему...

 И этот злодей дал своим злоденятам конкретное указание. Мы увидели все это. Из барака, откуда они отказывались выходить, повторяя: "Нынче пасха, пасха, грех работать", их выгнали прикладами. Но придя на рабочее место в лесу, они аккуратно составили в кучу свои пилы и топоры, степенно расселись на все еще мерзлые пни и стали петь молитвы.
Тогда конвоиры, очевидно выполняя инструкцию Кузена, приказали им разуться и встать босыми ногами в наледь, в холодную воду, выступившую на поверхность лесного озерка, еще скованного льдом.

 Помню, как бесстрашно вступилась тогда за крестьянок старая большевичка Маша Мино.

 — Что вы делаете, — кричала она на стрелков, и голос ее срывался от гнева, — ведь это крестьяне. Как смеете вы восстанавливать их против Советской власти! Жаловаться будем! И на вас управу найдем...

 В ответ — угрозы и даже выстрелы в воздух. Не помню уж, сколько часов длилась эта пытка, для религиозниц — физическая, для нас — моральная. Они стояли босиком на льду и продолжали петь молитвы, а мы, побросав свои инструменты, метались от одного стрелка к другому, умоляя и уговаривая, рыдая и крича.

 Карцер в ту ночь был забит так, что даже стоять было трудно. И, тем не менее ночь прошла незаметно. Все время шел спор между нашими. Как расценивать поведение воронежских? Фанатизм или настоящая человеческая стойкость в отстаивании свободы своей совести? Называть их безумными или восхищаться ими? И самое главное, волнующее: смогли бы мы так?..

 Спорили так жарко, что почти полностью отвлеклись от голода, изнурения, вонючей сырости карцера.

 Интереснее всего, что ни одна из часами стоявших на льду воронежских не заболела. И норму на следующий день они выполнили на сто двадцать».

Евгения Гинзбург

«Крутой маршрут»

Фото взято с сайта некоммерческой организации «Белое дело».
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: serglebedinsk
2013-10-03 08:12 pm
Удивительные дела.
(Ответить) (Thread)